На наших глазах мир дематериализуется. В огромную воронку компьютерных технологий затягивает как людей, так и окружающие нас предметы. Зачем нам книги, если можно прочитать текст с экрана компьютера? Можно, но ведь книга – это не только текст. Книга — это еще и предмет, в котором материальная и эстетическая составляющие играют далеко не последнюю роль. Это обложка, формат, фактура и цвет бумаги, шрифт, верстка, и, наконец, иллюстрации. Все эти элементы влияют на восприятие текста читателем и оставляют практически физические воспоминания от чтения: тяжесть книги, шуршание перелистываемых страниц, впечатление от цвета и образного строя иллюстраций.

Для детского издания иллюстрации имеют особое значение. Они несут помимо декоративной еще и воспитательную функцию, помогают развить вкус и воображение. Ребенок фактически смотрит на героев книги глазами художника. Сразу вспоминается то детское впечатление восторга, когда открываешь книгу, а со страниц вырывается, с головой захватывая тебя, целая вселенная, особый мир книги. Иллюстрации, кажется, были способны даже передать запахи и звуки, и это общение с книгой являлось уже само по себе маленьким чудом.

Одновременно, задача иллюстратора – не пересказать текст, а дополнить повествование, оживить его в глазах читателя. Екатерина Гаврилова, несомненно, обладает этой способностью. Яркие, чистые цвета, простые формы иллюстраций к книге «Чудеса в кармашке» А. Ванякиной понятны и близки ребенку. Как бы разбросанные по страницам предметы — игрушки, сладости, подарки – превращают книгу в драгоценную шкатулку с детскими секретиками и безделушками. А бегло нарисованные на полях «Маленькой принцессы» С. Прокофьевой небольшие фигурки напоминают о маргиналиях средневековых манускриптов.

Детские персонажи у Екатерины имеют едва заметное сходство: круглые личики, чуть вздернутый острый носик, серьезный и немного грустный взгляд. Эта едва уловимая общая черта создает ансамблевость ее работ: кажется, будто придуманный художником образ ребенка путешествует с тобой из книги в книгу, из истории в историю. Невольно задумываешься: а не автопортрет ли это?
Но, при неизменной узнаваемости авторского стиля, работы Екатерины очень разнообразны. Наряду с яркими, красочными иллюстрациями, художница использует и полюбившуюся ей технику гризайли. В качестве примера можно привести иллюстрации к историческому роману Т. Бекман «Крестовый поход в джинсах». Главный герой этой книги отправляется в прошлое, и монохромные рисунки создают впечатление то ли документального фильма, то ли сна, перекликаясь с произведениями самой художницы, рассчитанными на более взрослую аудиторию – иллюстрациям к Кафке, Уэллсу, Сирано де Бержераку.

Особую теплоту работам Екатерины придает нарочно выставленная на показ техника и фактура ее рисунков, которая не утрачивается даже при воспроизведении методом типографской печати. Прозрачность, «текучесть» акварели в иллюстрациях к «Сказке среди бела дня» как нельзя лучше подходит для изображения зимних пейзажей, а положенные в тенях цветные карандаши делают изображения более четкими и объемными.

Выпускница ВГИКА и ученица Сергея Алимова, оказавшего огромное влияние на стиль и образный ряд ее работ, Екатерина Гаврилова продолжает и развивает традиции советской иллюстрации, перекликаясь с работами Владимира Конашевича, Владимира Сутеева и многих других.

Анна Байдова
Искусствовед, младший научный сотрудник в университете г. Тура (Франция)